без заголовка..

....Лодка идет поперек волны, качает и болтает , мне 6 лет, и я сижу, как привязанная там. где сказал отец. Мне страшно, но вставать нельзя. Это только начало шторма, и нам нужно успеть к острову, не зацепиться моторкой за топляк, они всегда неожиданные в этих местах. Мы успеем, и будем сидеть там почти сутки. пока не стихнет ..Мама опять не будет спать и станет вглядываться, когда перестанет дуть западный ветер. Западный ветер - значит, шторм недолгий. Спички, еда, одежда, все всегда есть на три дня, даже если вышли всего на пару-тройку часов. Это привычка. Онежское озеро огромно.. за много лет отец изучил каждый метр на нем, но и он не знает, почему шторм налетает так внезапно, еще час назад было спокойно, а теперь кружит, вертит и я, шестилетняя, смотрю в это грозное черное небо и тихонько молюсь своим детским богам.

+4
20:17
333
RSS
20:54
Попытка была не плохая))
21:06
Бедная ваша мама!
А вы с отцом — бесстрашные Морские Волки)
Ты в него пошла, Даш.
16:53
+1
не, мама не бедная, мама счастливая, а из меня волк не вышел, так и сижу, привязанная и жду команды встать.
17:07
Мама счастливая, несомненно, когда вы живы-здоровы возвращались домой!!!
А что до тебя… ты и ожидание команды… это фантастика, Даш)
17:30
+1
всяко бывает, Лесь)
17:35
Жизнь, безусловно, полна неожиданностей)
И всё же, и всё же… твой буянческий дух нельзя привязать! И усадить такую непоседу… не верю! Прости)
11:45
Ах уж этот Волков)))
Комментарий удален
23:20
Уххх… Душа прям))
01:18
+1
Озерна не Онега, конечно. В тот раз со мной в палатке дочь была, лет 10 ей было. Гроза разразилась страшная. И боялся я не Грозу, а боялся за дочь. Больше она со мной на рыбалку не ездила. Вот, вспомнилось сегодня… Теперь она сама — Грозовая Туча. Папа, берегись! Всего-то 8 лет прошло…
Со старого Опена выдернул:
Воспитательный рефлекс.
По ясному небу бегут легкие облачка. Одно из них останавливается в нерешительности, уперевшись в восходящий поток. Но сзади его подпирают, поджимают, толкают другие странники. Облачко начинает серчать и нехотя поднимается выше. Толпа задних смешивается, никто не рад остановке перед невидимым препятствием. Их лица темнеют от досады. И тоже уходят вверх, вытесняемые вновь прибывшими, наматываясь друг на друга одеялом, сбиваясь все плотней.
И вот пред нами не детский сад легких облачков, а Бабушка Грозовая Туча танком подминает Восходящий Поток под себя, с лицом, черным от гнева.
Наверно, она сама боится своей ярости. Наступает тишина.
Обратный отсчет тем, кто не успел спрятаться.
… Три, два, один… БАБАХ!
Что, не попала? Погодь, сынок, ща подкорректирую… БАБАХХХХ!
БАБАХХХХХ! Ты еще цел? Ага, в роще спрятался!
Тогда квадратно- гнездовым: БАХ БАХ БАХ БАБАХ! ТРАХ ТИБЫДАХ!
Перемолотив рощу на противоположном берегу неширокого залива, Бабушка Грозовая Туча уходит дальше- других воспитывать.
Постепенно растратив боекомплект, успокоилась. Дождь тоже прекратился.
Высовываю нос из палатки. Как хорошо после дождя! Роща пропитана озоном.
… Вот тут она меня и заметила. Не поленилась вернуться обратно, и уже на мой берег обрушился новый шквал молний.
Когда она успела подзарядиться?
Палатка стоит на краю рощи. Каждый следующий БАБАХ ближе, ближе, ближе…
ЕПРСТ. Кажется, я попал…
БАБАБАХХБАБАХ!
На березе в двух метрах от палатки вспучивается и расходится трещинами кора. Вокруг ствола взрывается земля.Топор, торчавший в березе, улетает в неизвестном направлении. Вбитый кем-то гвоздь шипит в размокшем стволе дерева.
Я оглушен и слегка контужен. Взяла в «вилку». Все, шансов нет…
Пять секунд, удара нет… 20 секунд, удара нет...10 минут тишина…
— Заряды кончились. Живи пока.